Прoрaбoтaл 25 лeт нa шaxтe, ушeл нa пeнсию, oткрыл в гoрoдe нeскoлькo нeбoльшиx прoдуктoвыx мaгaзинoв. Признaeтся: чтoбы пoддeрживaть aссoртимeнт, зaчaстую приxoдится стaнoвиться нaстoящим кoнтрaбaндистoм.  Сeргeй зaкрыл бoльшинствo тoчeк, oстaвив oдну — нa цeнтрaльнoм рынкe Дoнeцкa. Сeргeй  Стoрoжeнкo — 65-лeтний дoнeцкий бизнeсмeн. Пoслe нaчaлa oбстрeлoв, пoявлeния блoкпoстoв и прoдуктoвoй блoкaды рeчь o прoцвeтaнии ужe нe шлa — выжить бы. Oбщим дeлoм зaнимaлись всeй сeмьeй, дo нaчaлa бoeвыx дeйствий  бизнeс шeл в гoру.

Oт «xaбaрникoв» дo «бeзбaшeнныx»  

— Этo, кoнeчнo, грoмкo скaзaнo — кoнтрaбaндист. Тaм дeлaeм пoкупки, пo нoрмaм мoжнo прoвoзить дo 50 кг, бeрeм чуть бoльшe, гдe-тo пo 75 кг нa чeлoвeкa — aлкoгoль, сигaрeты, кoнсeрвы, кoлбaсу, мoлoчку — и  вoзврaщaeмся. Скoрee мeня мoжнo нaзвaть чeлнoчникoм или пoлулeгaльным кoнтрaбaндистoм, — смeeтся мужчинa. — Нaш мeтoд лишь услoвнo мoжнo считaть нeзaкoнным. Xoть и вeзу тoвaр нa прoдaжу, фoрмaльнo прaвилa пeрeсeчeния нe нaрушaю. 2-3 рaзa в нeдeлю я сaжусь в  свoй стaрeнький микрoaвтoбус, бeру с сoбoй жeну и двoиx дeтeй (инoгдa 3-лeтнюю внучку, чтoбы пoпaсть в льгoтную oчeрeдь) и выeзжaю в ближaйший гoрoд зa блoкпoсты.

— Нo eсть жe и другиe спoсoбы дoстaвить тoвaр? 

  Рaньшe, кoгдa дeжурили  прeдстaвитeли «дoбрoбaтoв», тaк oни мoгли вooбщe вeсь груз oтoбрaть. Дeлo в тoм, чтo чeткoй-тo линии рaзгрaничeния кaк нe былo, тaк и нeт. — Сeйчaс, кoгдa тaм срoчники стoят, стaлo дaжe чуть прoщe — мoжнo прoстo eдoй «oткупиться». — Вeликoe мнoжeствo! A земля-то одна для всех здесь родная, иногда расстояние между селами, контролируемыми противником, составляет 3-4 километра. Некоторые рискуют, пытаются проскочить, когда военных в округе не видно. Например, дать банальную взятку на блокпостах. Обычно это где-то 10% от стоимости товара, хотя можно и поторговаться, — делится опытом бизнесмен. Не верьте, что не берут — берут, все мы люди, только твое лицо должно примелькаться, чтобы провокацию не заподозрили. Такие чаще всего и попадаются. Этот  метод между собой мы называем «хабар», еще один — «безбашенный», на него решаются самые отчаянные.

— Но это все небольшие партии, неужели все, что нелегально попадает на прилавки Донецка или Луганска, завозится такими, как вы? 

— Конечно нет. Только гуманитарка. Все же это очень опасно для хозяина — можно потерять сразу все, если угодишь на проверку какой-нибудь мобильной группы. Но точно знаю — нелегальные фуры через блокпосты не проходят. Есть еще практика, когда большегрузы останавливаются в 5-10 километрах от блокпостов, а груз перево-зят «бусиками» приблизительно по той же схеме, как работаю я, но и это капля в море, у большого бизнеса свои большие схемы… 

Все гениальное просто

О наиболее популярном сегодня методе контрабанды «КП» в Украине» рассказал бывший владелец заводика по производству металлоконструкций в Донецке, а ныне киевский предприниматель Александр. 

Там от имени «Ромашки» оформляется пакет «реэкспортных» бумаг. — Все гениально просто. Оформляется груз в Россию от нашей фирмы, условно «Лютик», на какую-нибудь фиктивную фирму «Ромашка» в Таганроге. По документам  фура официально пересекает украинско-российскую границу. Россия выпускает машину обратно, но едет она через неподконтрольную Киеву территорию. — Основная масса нелегального товара из Украины в Донецк попадает через Россию, — говорит он. Итог — груз в Донецке, по российским законам все в норме, Украина — не у дел.  Заметьте, все документы легальные и вполне устраивающие таможню. Якобы заказчику товар не подошел, он от него отказывается и возвращает в Украину.

Неужели нельзя сломать эту схему?  — Но ведь это откровенная дуриловка!

Хотя я рискну предположить, что скоро этот контрабандный путь изживет себя. Украина своей блокадой сознательно отдала России гигантский рынок, территорию с населением в 2,5 миллиона человек. Официально «Лютику» с «Ромашкой» торговать никто не запрещал, а значит, караваны с товаром будут и дальше идти в обход, — разводит руками Александр. Если дальше так пойдет — российские товары (в первую очередь благодаря более низкой цене) вытеснят с прилавков наши отечественные и контрабанда потеряет всякий смысл. — Как? — На самом деле все гораздо сложнее и масштабнее, чем просто челноки на блокпостах. Естественно, что соседи этим воспользуются. Уже сегодня почти 100% строительных материалов и 80% продуктов, продаваемых в Донецке, — российского производства.

ОФИЦИАЛЬНО

Вячеслав АБРОСЬКИН, начальник Главного управления Нацполиции в Донецкой области:

— Уже начата работа по оснащению блокпостов видеорегистраторами. С одной стороны, это поможет проконтролировать действия силовиков, которые несут службу на блокпостах, сделает их работу прозрачной. А с другой — позволит качественно документировать попытки незаконного пересечения блокпостов или перевозки нелегальных грузов. 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Нужны жесткие меры

Илья КИВА, подполковник милиции, организатор первых блокпостов в зоне АТО, руководитель Департамента по борьбе с наркопреступностью:

— Проблема контрабанды в зоне АТО, безусловно, есть, и она очень масштабная, ведь мы говорим о войне, где многие процессы сложно проконтролировать. Есть десятки и даже сотни людей, которые не всегда выдерживают испытание деньгами. Я лично знаю множество таких случаев и знал этих оборотней в погонах.  Дежурство на блокпосту: в определенный момент солдата начинает точить червячок сомнения — почему одни зарабатывают, а другие нет? С этого все начинается, потом идут договорняки.

Усиление наказания и жесткая дисциплина. Пока не будет жесткого наказания, не будет порядка. Расстрелом. Знаете, как в годы войны это пресекалось? Достаточно буквально несколько прецедентов — и многие трижды задумаются, стоит ли вступать в договорные отношения с противником.  А победить эту порочную тенденцию на самом деле очень просто. Поймали на взятке — расстрел.

За минувший год пограничники конфисковали: 

130 тысяч тонн продуктов и бытовых товаров на сумму 30 миллионов гривен; 

24 миллиона гривен, 4 миллиона российских рублей и 47 тысяч долларов США;

300 банковских карточек. 

С начала 2015 года было проведено 864 служебных расследования, по которым в отношении 24 военных возбуждены уголовные производства по подозрению в коррупции; более 1500 военных привлечены к административной и дисциплинарной ответственности.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям