После того как удалось погасить пожар на нефтебазе «БРСМ-нафта» под Васильковом, глава МВД Арсен Аваков пообещал обнародовать результаты расследования катастрофы в ближайшее время. Но прошло четыре месяца, а новой информации нет, следствие продлили до декабря. Пострадавшие во время взрыва пожарные опасаются, что виноватыми могут сделать их — отчего-то же звучат заявления о том, что бушующее пламя гасили неправильно.

«КП» в Украине» встретилась с одним из участников ликвидации ЧП — подполковником службы гражданской защиты, начальником 34-й пожарно-спасательной части города Вишневое Алексеем Николаенко, который получил 45% ожогов тела и до сих пор находится на больничном.

«Приходилось близко подходить к пылающим цистернам»

Алексей показывает, что между ним и погибшими пожарными было расстояние в 15 метров.
Фото: ЧЕПУРКО Валерия

Тревожная новость застала Алексея, как и многих других, дома, когда он вернулся со смены.

— Это было 8 июня около шести вечера, — вспоминает Алексей. — Около десяти вечера мы уже были на месте. Пожаров таких масштабов в Киевской области за 50 последних лет не было, взрывались только АЗС, а не нефтебазы. Но мы знали, что нужно делать. Алексей говорит, что вечером 8-го числа горело три цистерны, к утру их было пять.

— А дальше я уже не считал, — рассказывает пожарный. — Всю ночь прибывали машины с водой, пожарные поезда, цистерны с пеной. Но ее нельзя было использовать по мере подвоза — пену нужно было накапливать, чтобы совершать мощные пенные атаки. Маленькие пройдут впустую. Помню, меня удивило, что на такой большой нефтебазе не было ни одного стационарного генератора, который позволял бы подавать пену с расстояния. Нам приходилось близко подходить к пылающим цистернам. Также я увидел, что резервуары находятся слишком близко друга от друга и вокруг них нет технических рвов, которые удерживали бы горящие нефтепродукты, не давая им разливаться по территории нефтебазы.

Алексей вспоминает, что пенный генератор пытались поднять на 50-метровой пожарной лестнице, но температура была такой, что конструкция грозила расплавиться.

«Надвигалась волна огня»

— В восемь утра после этой адской ночи было совещание с руководством — как оптимизировать работы. А в начале девятого, когда я вернулся на территорию нефтебазы, услышал хлопок, шипение и увидел огненную волну. Времени думать не было. Автоматически закрыл руками лицо и прижался к деревянной постройке. Меня обдало страшным жаром. Не успел встать и сделать несколько шагов, как вторая волна огня сбила с ног.

Алексей вспоминает, как страшно жгло спину, руки, лицо, как под добротной американской каской, которую получил в подарок от коллег, горели волосы.

— Это в кино показывают, как быстро бежит горящий человек. В жизни каждый шаг — это страшная боль, но я все равно бежал, сбрасывая одежду, пока не увидел лужу. Упал в нее, оглянулся — а все вокруг пылает. Потом уже понял, что между мной и ребятами, которые погибли, было метров 15 расстояния.

Сквозь раскаленный воздух Алексей шел к скорой помощи, но на обычном месте ее не оказалось — увезла других обгоревших. Пришлось шагать почти полкилометра, пока не встретил машину с врачами.

— Первую помощь мне оказали в Васильковской больнице, а потом повезли в Киев. Я подумал, что должен позвонить родным. Попросил медиков достать из кармана штанов телефон. А они и говорят: карманов нет — сгорели. Спасибо, дали свою трубку.

У Алексея диагностировали 45% ожогов третьей степени. О погибших сослуживцах он узнал в ожоговом отделении при Киевской областной больнице.

— И там же я познакомился с мамой работника нефтебазы — моего тезки из Боярки. Первый их сотрудник погиб сразу, а Алексей получил 90% ожогов тела. И через две недели умер в реанимации. С его мамой мы до сих пор поддерживаем отношения, — говорит пожарный. — Но я не решаюсь спросить, получила ли она помощь от руководства «БРСМ-нафты». Нам они не дали ничего. Обещали, но не дали — сказали, что сами жертвы. 

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

Нельзя было эксплуатировать 

По уголовным делам, которые МВД открыло после пожара на нефтебазе, принадлежащей нефтетрейдеру «БРСМ-нафта», вручено подозрение инженеру и заместителю директора предприятия. Адвокат Александр Мирошник, который представляет интересы пострадавших пожарных, считает, что следствие не должно ограничиваться двумя лицами.

— Шесть погибших и около 20 пострадавших. Есть выводы правительственной комиссии, где сказано о грубейших нарушениях правил безопасности при возведении этого объекта. Нефтебазу нельзя было эксплуатировать при таких нарушениях. Те, кто их допустил, наверняка понимали, что делают. Очевидно, что в погоне за прибылью собственники «БРСМ-нафта» забыли о том, что нужно обеспечить элементарные нормы безопасности. Поэтому и те, кто давал приказ осуществлять там производственную деятельность, также должны понести наказание, — говорит юрист. — Но в том, что такое произойдет, есть большие сомнения. Мы неоднократно устно обращались к следствию с просьбой показать материалы дела, но лишь только после официального обращения и проведения публичной пресс-конференции получили доступ к небольшой их части.

Пострадавшие намерены добиваться, чтобы руководство «БРСМ-нафта» признало свою вину и компенсировало ущерб. 

ОФИЦИАЛЬНО

— Следствие по делу продолжается. Его сроки продлили, так как не готовы результаты всех 60 экспертиз, которые были назначены, — сообщил «КП» в Украине» спикер МВД Артем Шевченко.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям