Недавно «КП» в Украине» рассказывала о самой взрослой роженице Украины Валентине Подвербной (она родила в 66 лет). А вот историю одной из самых юных мам СССР — 9-летней Нины Гаврилюк, которая, в отличие от шестилетней харьковчанки Лизы Пантуевой, родила живого ребенка, — мало кто знает.  

Заподозрили опухоль

Героиня сенсации Нина Гаврилюк долгие годы тихо жила в Тывровском доме-интернате гериатрического профиля на Виннитчине, храня свою тайну. И если бы не известный старейший акушер-гинеколог Украины Галина Степанковская, которая помнит эти феноменальные роды, никто бы не знал, что пухлая черноволосая пациентка дома престарелых, которая едва передвигается по коридору, и есть та самая девочка-сенсация, на которую толпами приходили поглазеть и студенты-медики, и ученые мужи, защитившие на ее примере не одну диссертацию. 

Автору этих строк удалось разыскать Нину в доме престарелых восемь лет назад. Она рассказала, что родилась в многодетной семье, где кроме нее росла еще одна дочка и пять сыновей. Отец умер. Мать работала на ферме дояркой. В три года Нина переболела менингитом. Сначала ребенка усиленно лечили: давали ей мощные лекарства. Потом усиленно кормили: надо было восстановить иммунитет. 

Очевидно, произошел какой-то гормональный сбой, и к восьми годам Нина выглядела как 13-14-летний подросток. «Низенькая, плотненькая. Полненькие ручки, ножки, сформировавшаяся фигура…» Так ее описывали односельчане.

Однажды у Нины заболел живот. Думая, что у дочки аппендицит, мама отвезла ее к участковому доктору. «Да она вам вот-вот внука родит!» — вынес вердикт он. «Как? От кого???» — ахнула мама Нины.

— Меня на скорой повезли в районную больницу в Теплик, — рассказывала  Нина Якимовна. — Участковый доктор зашел в приемный покой и сообщил: «Я вам роженицу привез!» Пришли два санитара с носилками, увидели меня в машине скорой помощи и ушли обратно. Спросили доктора: «А где роженица? Там только ребенок сидит и плачет!» Доктор ответил: «Это не ребенок, это роженица!» Он прибежал в машину, взял меня на руки и сам отнес в родильное отделение.

Гинекологи, не поверившие в беременность, решили: это опухоль брюшной полости. Тем временем у роженицы отошли воды, и к ней срочно вызвали санавиацию из Киева. 

— Когда я пришла в себя после родов, смотрю, рядом лялька завернутая, — вспоминала Нина Якимовна. — Я ее развернула, начала играть. А медсестра говорит: «Что ты делаешь?» — «Куклой играю!» — «Это не кукла. Это твой ребенок!» — отвечает она. А я думаю: откуда он взялся? Ведь мама говорила, что детей находят в кукурузе…

— Пацан родился 7 апреля 1964 года, —  вспоминала пенсионерка Людмила Романишина, которая работала акушеркой Тепликского родильного отделения с 1949 года. — Мы советовали Ниночке назвать сына Юрой, в честь Гагарина. Но она сказала, что назовет ребенка Сережей, в честь своего младшего братика. 

От сына у Нины осталось лишь свидетельство о рождении ребенка, выданное Россошинским сельсоветом Гайсинского района Винницкой области. Фото: Газета Новая

Кто отец?

В селе Кожуховка, где жила семья Нины, все гадали: кто отец ребенка? Нина рассказала, что летом ее изнасиловали подвыпившие парни, когда она гнала корову с теленком с пастбища. Нелюди привязали ее к дереву в лесу и убежали. Корова ушла домой, а теленок остался возле девочки. Нину искали в лесу с помощью коровы. Когда она замычала, откликнулся теленок. Так нашли и ребенка, и теленка. 

— Нина после этого случая долго болела, — вспоминала ее мама. — Но я даже подумать не могла, что она забеременела. Дочка ни на что не жаловалась. Она полненькая, живота видно не было.  

В селе, однако, люди поговаривали, что Нину изнасиловал какой-то дальний родственник. Как бы там ни было, но в 9 лет она стала мамой.  

— Молока у нее было много, — вспоминали акушерки. — Даже доставалось другим младенцам. Днем Нина кормила охотно, но ночью прогоняла медсестер и била их руками: «Чего вы пришли? Я спать хочу!» 

Нина оставалась ребенком: собирала пустые бутылочки из-под пенициллина, играла ими. Не понимала, почему ее держат, просилась домой. Через месяц юную маму с младенцем решили переправить в Винницу вертолетом — в Теплике был небольшой аэродром для санитарной авиации. Когда скорая приехала на аэродром, там уже собралась толпа народу. 

— Мы еле прорвались сквозь толпу,  — вспоминала Нина Якимовна. — Люди буквально облепили вертолет. Поднимались в салон, заглядывали мне в лицо, смотрели на ребенка. Медсестра пыталась их прогнать. Но люди лезли и лезли…

В Винницкой детской больнице Нина с малышом пробыла еще год. Сюда постоянно приводили студентов-медиков изучать уникальный случай. Они давали Ниночке конфеты, а она капризничала: «Почему так мало? Сереже тоже дайте!» И однажды, не понимая, что сладостями младенцев кормить нельзя, так накормила его конфетами, что тот отравился. 

Нину с сыном часто отправляли в Москву и Киев, где они проходили обследования в НИИ. Тем не менее все понимали: какая мать из 9-летнего ребенка? Бедная семья, куча детей, которых одна растила мать-доярка. И мальчика решили  изъять. У девятилетней мамы разрешения никто не спрашивал. Просто сообщили, что Сережа заболел, он в другой больнице. 

— Перетянули полотенцем грудь, чтобы молоко перегорело, и сказали: «Тебе пора в школу. Езжай домой», — вспоминала Нина Якимовна. — Я без сына уходить отказывалась. И тогда мне пообещали: «Ты хорошо учись в школе, а мы тебе его потом привезем…» 

«Усыновил какой-то киевский милицейский начальник»

Больше сына Нина не видела. Вскоре у нее начала болеть голова, она стала часто падать в обморок: проявились остаточные явления менингоэнцефалита, который она перенесла в три года. Роды активизировали болезнь. Нине дали вторую группу инвалидности, она ушла из школы. Лет в двадцать обмороки и головные боли прекратились, но девушка не смогла создать семью. По ее собственному признанию, она очень боялась мужчин. Поэтому и замуж не вышла, и детей больше не рожала.  

За Сережей Нина не скучала. Пока в тридцать лет не увидела сон: маленький сверток с сыном лежал на самом краю ее кровати. Она бросилась к нему, чтобы не дать упасть. А проснулась — никакого ребенка рядом не было. 

— И так мне тогда запекло на душе, — признавалась Нина. — Только в тридцать лет я стала за ним скучать и кричать, как собака воет за щеночком. Каждый год в его день рождения 7 апреля я стала раздавать детям на улице пряники и конфеты. Пыталась узнать, что случилось с моим ребенком. Мне сказали, что до четырех лет он жил в доме ребенка, был умным, очень развитым мальчиком. А в 4 года его усыновил какой-то киевский милицейский начальник. 

Женщина часто болела. А когда мама умерла, десять лет прожила в разваливающейся хате, а потом попросилась в Дом престарелых. Когда я там ее нашла, она передвигалась с помощью ходунков и выглядела старухой. Природа будто безжалостно восстановила баланс: как быстро Нина развивалась, родив ребенка в девять лет, так же быстро и постарела. 

Попав в дом престарелых, женщина осознала: это конечный пункт назначения и дальше ничего не будет — ни любви, ни счастья, ни семьи. Единственное, о чем она попросила на прощание: «Помогите мне разыскать сына. Его зовут Гаврилюк Сергей Николаевич. Похож на меня. Черные волосы. Карие глаза». 

Я кивнула. Сказать матери, что этих данных маловато для поисков ее сына, который был усыновлен другой семьей и давно носит чужую фамилию, духу у меня не хватило. А через месяц, в марте 2008 года, она умерла от желудочного кровотечения. Самая юная роженица СССР, родившая живого ребенка, отошла в мир иной в возрасте 53 лет. Ее сыну, если он жив, 7 апреля исполнилось 52.  

ВОСПОМИНАНИЯ ОЧЕВИДЦА

Фото: Газета Новая.

«По сути, ребенок рожал ребенка» 

Член-корреспондент АМН Украины и Национальной академии наук Украины, заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор 93-летняя Галина Степанковская, которая до 91 (!) года преподавала в Национальном медицинском университете имени Богомольца, считает, что относительно ранняя смерть женщины никак не связана с феноменально ранними родами.       

— В 1964 году я была доцентом на кафедре акушерства и гинекологии № 1 мединститута  имени Богомольца, и зав­кафедрой профессор Бакшеев предложил мне по санавиации вылететь из Киева в Теплик к малолетней роженице. Роды не были долгими. Обошлось без кесарева сечения. Я уже прилетела к их завершению. Девочка вела себя нормально. Не плакала, выполняла все указания врачей. Хотя, когда ей сначала местная акушерка говорила «Тужься!» — не понимала, чего от нее хотят. Ребенок родился с весом 2800. Он был абсолютно здоров. У меня богатый опыт, но в те минуты, откровенно говоря, мне стало не по себе. По сути, ребенок рожал ребенка. 

В то время это был беспрецедентный случай в СССР, когда девочка родила в таком возрасте. Аналогов ему я не встречала и впоследствии. Есть описание родов в шестилетнем возрасте. Но тогда у харьковской девочки Лизы Пантуевой плод был мертвый. А здесь и роженица родила самостоятельно в девять лет, и ребенок остался жив…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Стала мамой в 5 лет и пережила сына на полвека

Своего первенца жительница Перу родила в детсадовском возрасте.

Случай внесен в учебники — и произошел в далеком 1939 году.

Порог больницы в небольшом перуанском городе Писко переступили уставшие путники — отец и его пятилетняя дочь. Они были измучены двухдневным переходом через горные вершины, и все ради того, чтобы попасть на прием к доктору — в их деревне врачей отродясь не было. Отец был уверен, что его ребенок умирает, и умолял спасти.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям