Полицейская бойня в Княжичах — самая ужасная, нелепая и загадочная трагедия в истории МВД независимой Украины. Сотрудники органов много раз гибли от  бандитских пуль, но чтобы свои перестреляли своих — такого не было. Вот еще один парадокс: чем больше мы получаем официальной информации, тем больше появляется неофициальных версий, поскольку спикеры противоречат друг другу. Последним о развитии трагических событий рассказал генеральный прокурор Юрий Луценко.

Кто первым открыл огонь?

По версии генпрокурора, банда матерых разбойников под началом бывшего спецназовца недавно ограбила в Киеве валютчика и планировала в Княжичах новую «операцию». Об этом стало известно полиции, которая стала выслеживать злодеев. Но ранее советник министра МВД Антон Геращенко говорил, что столичные сыщики занимались группой домушников. А это «тихие» преступники, которые редко промышляют разбоями. 

Луценко заявил, что МВД сформировало группу и разместило ее в помещении, которое предположительно должно было быть объектом нападения. Но помещение, где прятались два полицейских-разведчика, являлось недостроенным домом. То есть из ценного там были только кирпичи.

По словам главы ГПУ, опера-разведчики не распознали в «черных людях», которые их задержали, полицейских-охранников, поскольку не видели машину ГСО. Но прибывший на помощь КОРД как раз машину увидел, но тоже не опознал. Причина, по мнению генпрокурора, в том, что не горели проблесковые маячки, а на переднем стекле не было опознавательных знаков.

— Проблесковые маячки включаются, когда машине нужно быстро проехать по трассе. На месте, где сработала сигнализация, они обычно отключены, чтобы не спугнуть преступников, — комментирует для «КП» в Украине» бывший руководитель Госслужбы охраны Владимир Шаповал. — Опознавательных знаков не может быть на стекле — они бы мешали водителю. Маркировки и очень крупные есть по бокам машины и на капоте.

Главное, что Юрий Луценко заявил: «…работник КОРДа (майор Виталий Валецкий. — Авт.) был ранен, упал и после этого прицельно стрелял в машину ГСО». А первое после трагедии сообщение прокуратуры гласило, что КОРД первым открыл огонь. Это же подтверждает и участник драматических событий — водитель полиции охраны Валентин, у которого на глазах погибли товарищи.

— Шесть секунд они (бойцы КОРДа в двух микроавтобусах. — Авт.) стояли и смотрели на нас при дальнем свете, они видели две полицейские машины, — рассказал Валентин для прессы на похоронах своих товарищей. — Потом они выскочили с криками «Стоять» и сразу начали стрелять.

Валентин утверждает, что спецназовцы стопроцентно начали пальбу первыми.

—  …Три секунды — и начали стрелять. Я уж думал, он увидит, кто мы, и разберемся, а тут сразу пальба, еле успел убежать, — сообщил водитель.

Проверять документы спецназовцы стали только после стрельбы.

Были ли они в «той хате»?

По мнению большинства экспертов, сценарий событий в ночь на 4 декабря может быть несколько раз переписан.

— Юрий Луценко, похоже, пытается переключить вину за перестрелку на сотрудников ГСО. Экспертизами ведь тоже можно манипулировать. Еще генпрокурор говорит о преступной халатности руководителей операции, но не говорит, получал ли КОРД сигнал действовать, как это обычно происходит, или действовал на свое усмотрение, — поделился наблюдениями один из сотрудников полиции Киевской области.

Пользователи соцсетей отмечают, что в свидетельствах очевидца есть одна ключевая фраза: «Не верю, что они не были в той хате», — сказал водитель Валентин о двух погибших вместе с бойцами ГСО сотрудниках столичного розыска.

Сигнализация в доме по соседству с засадой сработала не случайно. Было открыто окно, приставлена лестница… Да и на разведчиков бойцы ГСО вышли по их следам.

— Думаю, правды мы не узнаем никогда, поэтому можно только принимать или не принимать одну из версий. Если это оплошность — значит, непрофессионализм руководства. Или наоборот, все было сделано профессионально: кто-то профессионально грабил, кто-то профессионально прикрывал и профессионально зачищал, — размышляет эксперт-полицеист Олег Мартыненко.

Версия о том, что полицейские могли быть причастны к криминалу, высказывалась сразу же после трагедии. По информации «КП» в Украине», следствие продолжает ее проверять. 

Недоверие или конкуренция?

«Ментовские войны» — это не только название ныне запрещенного в Украине сериала. Внутренняя борьба за источники денежных потоков в органах существовала всегда. Хорошо известно о противостоянии между уголовным розыском и бывшем уже УБОП за право крышевать теневых воротил. Есть и другие примеры. Могли события в Княжичах стать следствием подобной борьбы?

— У полицейской охраны нет права принуждения. Она не может повлиять на то, открывать ли уголовное дело, закрывать ли бизнес. ГСО оказывает услуги. Ее можно нанять, а можно не нанять, — разъясняет бывший руководитель ГСО Владимир Шаповал. — Она не пересекается с розыском или экономической полицией. А тем более с КОРДОм, который командируют совсем на другие задания.

По мнению эксперта, проблема может быть в другом — в отсутствии доверия внутри системы, которая весьма сильно расшатана реформами, люстрацией и интригами. Начальник милиции раньше считался хозяином на своей территории. Коллеги не могли охотиться в его «лесу» без согласия и одобрения.

— Не знаю, может быть, сейчас другие порядки. Но считаю, что руководство Киевской полиции, которое планировало операцию, должно было ввести в курс событий руководство главка Киевской области, — считает эксперт.

Впрочем, дело может быть не только в доверии, но и в конкуренции, отмечает ветеран МВД Олег Левинский:

— Преступность растет, раскрываемость падает. На одну и ту же группировку могли «положить глаз» и киевляне, и областники, чтобы заслужить «звездочки».

Похороны Александра Моницы — оперуполномоченного столичного угро. Фото: Оскар Янсонс

На какие еще вопросы нет ответа

  • Почему сотрудники КОРДа прицельно расстреливали только один автомобиль из двух — именно тот, где находились полицейские разведчики?
  • Сколько было сделано выстрелов и из скольких видов оружия? По некоторым данным, в машину ГСО стреляли с нескольких сторон и с расстояния не более 5 метров. Из тела одного только Сергея Орлова извлекли 7 пуль.
  • Кто отдал КОРДу приказ ехать на выручку столичным оперативникам?
  • Почему бойцы спецназа, прежде чем открыть стрельбу, не позвонили в дежурную часть Киевской области, чтобы узнать, выезжала ли полиция охраны в Княжичи?
  • Что ценного могло находиться в доме, куда пытались проникнуть то ли сыщики, то ли бандиты? Официально здание принадлежит пенсионерке-предпринимательнице.
  • Почему КОРД принял полицейские машины за бандитские? По словам Луценко, за бандой велось наблюдение, значит, оперативники должны были знать, на чем передвигаются преступники.
  • Зачем тела погибших увезли в морг до того, как на место прибыла полиция Киевской област?

Комментарии запрещены.

Навигация по записям