Казахстан становится землей обетованной для украинских менеджеров среднего и высшего звена. Помимо высоких зарплат, отечественные специалисты находят здесь более заманчивые, чем дома, карьерные и профессиональные возможности в понятной для себя среде, — пишет Инна Прядко в № 26 журнала Корреспондент от 5 июля 2013 года.

Современный
жилой комплекс Highvill Astana, выросший за последние шесть-семь лет в самом центре
столицы Казахстана, рядом с Президентским парком, вполне можно назвать символичным
для Астаны.

Комплекс расположен
у моста, разделяющего старую и новую части города — пятиэтажки Целинограда, райцентра,
куда 15 лет назад перенесли столицу, и новостройки почти 800-тысячного мегаполиса,
в который Астана превратилась сейчас.

“Я вижу колоссальный
проект, поражающий своей амбициозностью и масштабом”, — отзывается о городе, выстроенном
посреди степи, украинка Жанна Пархоменко, почти полгода живущая в том самом
Highvill Astana.

Опытные украинские кадры среднего и высшего звена в Казахстане сейчас нарасхват, и спрос на них особенно возрос в последние два-три года

В Казахстан она
переехала вместе с мужем Тарасом Пархоменко — ради нового этапа карьеры оба оставили
должности топ-менеджеров отечественного телеком-гиганта Киевстар. Тарас возглавил
компанию КаР-Тел (Beeline в Казахстане), а Жанна заняла пост директора по связям
с общественностью и корпоративным коммуникациям в одной из крупнейших инвесткомпаний
Казахстана, Верном капитале.

“Мы с мужем придерживаемся
мысли, что мир сейчас глобален, — рассказывает Пархоменко. — И профессиональным
вызовом для меня стал не переезд в другую страну, а решение сменить телеком на инвестиционную
отрасль”.

Опытные украинские
кадры среднего и высшего звена в Казахстане сейчас нарасхват, и спрос на них особенно
возрос в последние два-три года, делится наблюдениями Елена Грищук, директор украинского
рекрутингового агентства Форсаж, прошлой осенью открывшего офис в Алматы.

Стремительно развивающаяся
страна, население которой в 2,5 раза меньше украинского, а площадь — в 4,5 раза
больше Украины, ощущает кадровый голод. По данным консалтинговой компании Hay
Group, 75 % предприятий в Казахстане испытывают нехватку квалифицированных кадров,
что создает спрос на иностранных специалистов.

Сотни украинских
управленцев отлично вписались в эту нишу: с одной стороны, они обходятся работодателям
дешевле россиян, хотя благодаря языковой и ментальной близости адаптируются так
же быстро, при этом грамотны, имеют опыт работы на крупном рынке в кризисных условиях
и хорошо знакомы с западными практиками ведения бизнеса.

К тому же на фоне
замершей экономики Украины отечественные профессионалы все более охотно ищут возможности
для карьерного развития за пределами страны.

“Если в 2007 году
мы не могли даже очень большими деньгами переманить украинских специалистов в Казахстан,
то в 2012-м мы провели исследование, и уже 80 % как топ-, так и средних менеджеров
были готовы переехать”, — сравнивает Грищук.

Дрейф на Восток

Три года назад
киевлянин Юрий Буров, медиадиректор одного из украинских медиаагентств, получил
приглашение поработать на аналогичной должности, но в казахстанском офисе
Mindshare, ведущего рекламного агентства в СНГ и мире.

“Я сам не искал
эту позицию, меня нашли через одного из известных в рекламной сфере хедхантеров,
— рассказывает Буров. — Сначала я, конечно, очень удивился такому предложению. Но
потом поразмыслил и согласился”.

Решиться на отъезд,
признается украинец, его подвигли деньги, карьерный лифт и возможность поработать
с масштабными проектами: в Казахстане Mindshare — крупнейшее агентство по количеству
персонала и второе по объему бизнеса в отрасли.

Подобный профессиональный
прыжок совершили большинство работающих в Казахстане соотечественников, с которыми
удалось пообщаться Корреспонденту. К примеру, Артем Бутов, переехавший в Алматы чуть больше года назад,
решил не упускать шанс в свои 25 лет занять руководящую должность в рекламном агентстве
крупнейшего коммуникационного холдинга Казахстана и Центральной Азии.

Решиться на отъезд, признается украинец, его подвигли деньги, карьерный лифт и возможность поработать с масштабными проектами

Профессиональные
амбиции помогли сделать выбор и Дмитрию Деулину, живущему в Казахстане третий год:
начальник службы интернет-продаж сети Фокстрот сменил должность на подобную в казахстанской
компании Alser (ретейлер электроники и компьютерной техники). Однако здесь отдел
онлайн-продаж ему доверили создавать с нуля.

“[Было] желание попробовать себя в стартапе, реализоваться
в качестве руководителя проекта, первой скрипки, так сказать”, — вспоминает Деулин,
признавая, что администрирование “устаканившегося” бизнеса в Украине ему наскучило.

Бурно развивающийся
казахстанский ретейл бьет рекорды по активности переманивания украинцев на топ-позиции,
рассказывает Грищук: отечественные экспаты хорошо зарекомендовали себя на конкурентном
украинском рынке, который тоже активно рос до кризиса.

Как и в других
сферах, к примеру FMCG-секторе, а также крупных местных компаниях, в ретейле особенно
востребованы коммерческие специалисты, отвечающие за развитие бизнеса, — директора
по маркетингу, руководители продаж, брендменеджеры, пиар-специалисты. Спросом в
Казахстане пользуются и украинские производственники: ведущих технологов охотно
зовут в пищепром, главные инженеры и технические эксперты работают в ключевой для
страны нефтегазовой отрасли, руководители строительных проектов — на активном рынке
коммерческой жилой недвижимости.

При этом украинские
экспаты могут рассчитывать на уровень зарплат в среднем на 30% выше, чем на родине.
Так, по данным исследования Hay Group, охватившего 380 компаний в Украине и 135
в Казахстане, на отечественном рынке директор департамента продаж получает в среднем
3,8 тыс. евро в месяц (до вычета налогов), в Казахстане — 5,4 тыс., а
пиар-директор — 4,4 тыс. евро в Украине и 5,7 тыс. в Казахстане.

Бурно развивающийся казахстанский ретейл бьет рекорды по активности переманивания украинцев на топ-позиции

Кроме того,
экспатам обычно предоставляют солидный компенсационный пакет, включающий оплату
аренды жилья и автомобиля, перелетов домой несколько раз в год, медстраховку.

Деулин
отмечает, что финансовая сторона вопроса сыграла значительную роль в принятии им
решения о переезде. “Торг выглядел следующим образом: “Сколько сейчас
зарабатываешь?” — “Столько-то”. — “О-кей, умножаем на два плюс аренда квартиры
и медицинская страховка”, — вспоминает он.

Впрочем,
уверяют украинские экспаты в Казахстане, с учетом того, что стоимость жизни в крупных
городах страны, особенно в Астане, на те же 20-30% дороже киевской, главная
мотивация для переезда — расширение профессиональных навыков и перспектив, что
не всегда можно найти в Украине.

К примеру,
рассказывает Буров, в Казахстане рекламное агентство допускается “к телу” маркетинговой
стратегии своего заказчика и может участвовать в принятии решений, а сами клиенты
более открыты для рискованных и интересных проектов, что редко встречается на
украинском и российском рынках.

Бесценным для
Бурова оказался и управленческий опыт — под его руководством агентство было
расширено, переформатировано под международные стандарты, выросло по объему
бизнеса, — и наработанные за три года связи в России и на Западе.

Расширение
круга контактов и знакомство со всеми ключевыми фигурами отрасли, что принципиально
важно в деловой среде Востока, называет своим главным приобретением и киевлянин
Андрей Мицай, проработавший в Казахстане два года на должности руководителя
одного из проектов Inogate — программы международного сотрудничества в сфере
энергетики между ЕС, Турцией и СНГ.

В Казахстане, на отечественном рынке директор департамента продаж получает в среднем 3,8 тыс. евро в месяц (до вычета налогов), в Казахстане — 5,4 тыс., а пиар-директор — 4,4 тыс. евро в Украине и 5,7 тыс. в Казахстане.

К слову,
отмечает Мицай, сейчас летающий в Казахстан по пять-семь раз в год, украинцы
чувствуют себя там почти как дома: им довольно просто адаптироваться в силу
многих сближающих моментов. Хотя большинство жителей Казахстана — мусульмане, в
этой стране почитаются все религии. Силен и объединяющий дух постсоветского пространства,
в обиходе широко распространен русский язык, при этом очень высока культура гостеприимства
и толерантности к иностранцам в целом, ведь долгие годы Казахстан оставался
местом насильственного переселения и ссылок для представителей самых разных
национальностей.

А вот зоной
наибольшего дискомфорта украинцы единодушно называют недостаточную развитость
местного сервиса и более скудный по сравнению с Украиной выбор товаров и услуг.

По рассказам
Пархоменко, переехавшей в страну с двумя дочерьми, которым не исполнилось и
двух лет, рацион для малышек ей приходится собирать в аптеках и магазинах по
всей Астане. Почти нет в городе и привычных для нее интернет-магазинов.

Еще пару лет
назад, чтобы выпить чашку кофе в Астане ранним утром, нужно было ехать в аэропорт,
добавляет Мицай, хотя с тех пор рынок услуг сделал значительный шаг вперед.

“Вроде бы все
есть, но вот чтобы качественно — нужно хорошо поискать, и не факт, что найдешь”,
— добавляет Бутов.

Правда, эти
неудобства украинцу и его супруге компенсировала прекрасная природа: Алматы находится
у подножья гор, в 20 минутах езды от горнолыжного курорта Чимбулак, поэтому
семья открыла для себя Казахстан еще и как интереснейшую страну для путешествий.

Дело тонкое

Но почивать
на лаврах в Казахстане украинцам не дает растущая конкуренция. В то время как
нашим соотечественникам приходится получать разрешение на работу, страна
прилагает огромные усилия, чтобы взрастить собственное поколение квалифицированных
кадров.

Одним из
самых известных проектов в этом направлении стала программа президентских стипендий
Болашак (Будущее),
за 20 лет действия которой около 10 тыс. человек за государственный счет
получили образование в лучших вузах мира, включая Йельский университет, Оксфорд
и Кембридж.

К тому же, по
словам Грищук, уходит в прошлое стереотип, что Казахстан — отстающая страна, к
примеру, в менеджмент-технологиях, где экспатам можно работать вполсилы.

От
иностранцев здесь действительно ждут высоких результатов, рассказывают
украинцы. Так, Буров признает, что в Казахстане ему пришлось свыкнуться с 60-часовой
рабочей неделей. На этом фоне, с улыбкой подмечают наши соотечественники, очень
непривычным, а то и раздражающим кажется царящий здесь по-восточному неспешный
темп жизни — и в деловой сфере, и в быту.

В то время как нашим соотечественникам приходится получать разрешение на работу, страна прилагает огромные усилия, чтобы взрастить собственное поколение квалифицированных кадров

“После
украинского нон-стопа потребовалось время, чтобы погасить в себе раздражительность
и принять как неизбежное эту местную особенность”, — говорит Бутов.

Еще одной
характерной локальной спецификой, влияющей в том числе и на бизнес-среду, украинцы
называют огромное внимание, которое здесь уделяют форме. “Если бы понты светились,
в Алматы стояли бы белые ночи”, — такая шутка здесь в ходу, рассказывают
экспаты.

Казахстан —
страна, где действительно ценится внешний антураж, отмечает Грищук, где важны
бренды и машины, где нужно быть отменным презентатором, чтобы достичь успеха в
бизнесе. Впрочем, работа в столь своеобразном, многонациональном и к тому же
растущем экономически государстве — бесценный багаж для любого топ-менеджера. “Такая
релокация из страны в страну, релокация знаний и опыта необходима для
профессионала”, — уверена Пархоменко.

Другим путем
миграции отечественных специалистов в Казахстан становится украинский бизнес,
осваивающий местный рынок. Долгосрочная стратегия развития государства, более
эффективная работа госорганов, предсказуемая среда для ведения бизнеса, лучшая
по сравнению с Украиной степень защиты иностранных инвесторов, перспективный
рынок — главные основы привлекательности Казахстана, считает Алексей Цысарь,
гендиректор украинской компании 4Service (консалтинг в сфере качества сервиса),
работающей в Казахстане четвертый год.

Проблем с
набором кадров из Украины у таких предприятий точно не будет, уверены эксперты.
“Если появится новый интересный проект в Казахстане, готов собрать вещи в
течение получаса”, — улыбается Мицай.

***   

Этот материал опубликован в №26 журнала Корреспондент от 5 июля 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.     

 

Комментарии запрещены.

Навигация по записям