Погребенные заживо

Несчастье случилось, когда рабочие Киевского метростроя рыли траншею. Бригадир 42-летний Анатолий Тарановский вместе с напарником спрыгнул на дно траншеи, чтобы проверить качество работы. Внезапно на них обрушился десятиметровый вал земли вперемешку с кусками бордюров и асфальта. Где искать погребенных заживо людей, было непонятно. Счет шел на секунды. К счастью, один из пострадавших, оказавшийся ближе к поверхности, очнулся и закричал. 

Людей быстро раскопали. Рабочий травмировался меньше. Бригадир, казалось, уже не дышал. Пока кареты скорой помощи с воем сирен увозили пострадавших, в своем доме, ничего не подозревая, Валентина ждала мужа — бригадира Анатолия Тарановского. 

Был накрыт праздничный стол. Стояло любимое оливье мужа и голубцы. Ну и бутылка шампанского, конечно. Праздник же! Двадцать лет со дня свадьбы. А вместе  они — тридцать пять. Толя и Валя дружили с первого класса. Поженились и уехали из села Ольшанка Винницкой области в Киев. Получили общежитие от Метростроя. Родили сына. И вдруг в эту идиллию ворвался звонок подруги: «Толя в больнице!»  

Когда Валя с сыном Ярославом примчались в 17-ю киевскую больницу, и узнали, что уже идет операция, медсестры с сочувствием сказали: «Лекарство покупайте только на сутки. Больше — не надо». Валя схватилась за сердце. Это означало, что мужа на следующие сутки может не стать…   

— Толю раздавило практически всмятку, — рассказала «КП» в Украине»  Валентина. — Черепно-мозговая травма, осколки костей вонзились в мозг, сломана ключица, сильно ушиблены легкие. Кома. Помню, как в тот момент в голове промелькнула мысль: «А нам же  предсказывали беду…» 

Рентген показал: у больного осталось всего лишь 45 процентов вещества головного мозга. Фото: Семейный архив

Плохие приметы сбылись

— У мужа умерла тетка, — продолжает Валентина. — Вскоре скончалась его 80-летняя мама. В селе сказали: «Не прошло и сорока дней, а в семье новый покойник. Быть несчастью». Но я отмахивалась: «Это предрассудки!» Думала, убегу от судьбы. Накануне моей маме приснился сон, что обвалился погреб. Она выскочила, а мой Толя с каким-то мужчиной не успели. Сон сбылся…

Муж был на грани жизни и смерти. Одна ясновидящая сказала: «Он не может определиться, оставаться ли ему здесь. Ведь возле него сейчас сидят две души: старая женщина и молодой парень». Я ахнула. Это была его умершая мама и брат, которого в 33 года сбила машина! «Не отдавай им Толю, — сказала ясновидящая. — Не сиди постоянно с ним. Иди в церковь. Вымоли, чтобы он остался на этой земле». Я так и сделала. Вскоре доктор сообщил: «Реанимация уже не нужна. Он дышит сам». 

Это был нейрохирург 17-й больницы Олесь Гаращук, который сейчас находится в зоне АТО. Он сделал невозможное. Толя не умер. Тем не менее его состояние продолжало оставаться ужасающим. Муж находился в хроническом вегетативном состоянии. Ни на что не реагировал. Ослеп на один глаз. Правую сторону тела парализовало. Половину черепа снесло. Через огромную дыру в голове Толи было видно, как при каждом вдохе и выдохе колышется мозг. Он был как растение. Но такого я его любила еще больше.

После девятой операции на голове Олесь Гаращук сказал: «Есть реабилитолог, без которого мы не сможем справиться. Это доктор Камилов. Он поставит вашего мужа на ноги». 

— У больного из-за травмы были сильно деформированы кости лица, поврежден участок головного мозга — огромное размозжение мозга, что при обычном лечении практически не дает никаких шансов выйти из вегетативного состояния, — рассказал «КП» в Украине» врач невропатолог-реабилитолог районного реабилитационного центра центральной поликлиники Днепровского района города Киева Сергей Камилов. — Пациенту сделали пластику костей лица. Но из-за того, что у него был повреждены череп и вещество головного мозга, в голове осталась дыра — впадина размером в два кулака. А когда мозг поврежден, сразу закрывать дефект черепа титановой пластиной нельзя. Анатолию поставили пластину лишь через восемь месяцев после травмы.

Перспектив почти не было. Но тут я увидел лицо Валентины. Там было все: и надежда, и отчаяние, и одержимость, и любовь. Я понял: родные будут тянуть своего папу, сколько хватит сил.

Медицинская сенсация

Мы стали заниматься с Анатолием, восстанавливать его рефлексы по моим методикам. Постепенно пациент начал выходить из хронического вегетативного состояния. Месяцев через шесть стал самостоятельно сидеть. Потом сделал первые шаги, стал узнавать родных и близких, выполнять простейшие команды. Научился брать трубку и гудеть в ответ на голоса друзей в телефоне. Даже начал играть в шашки и домино! Однажды, сыграв с ним, подумал: «Я знал, что Гаращук очень хороший нейрохирург. Но чтобы после такой травмы, да из таких клаптей составить мозги и чтобы они еще что-то соображали… Это фантастика!». 

— За несколько лет упорного труда мы добились многого, — улыбается Валентина. — Зрение на левом глазу, к сожалению, восстановить невозможно. Не говорил совсем — сейчас уже произносит отдельные слова. Не мог самостоятельно поднести ложку ко рту — сейчас ест сам. Помогает мне по хозяйству.  

На 11 операций и реабилитацию мужа ушли и уходят большие деньги. Помогали предприятие, соцстрах, родные и друзья. Я уволилась с работы (работала поваром), чтобы ухаживать за Толей. Когда он начал поправляться,  стала пробовать себя в сетевом маркетинге. Еще по вечерам мою полы в министерстве. Нет, мне не тяжело. Ради Толечки я готова на все! 

— Восьмое марта как будете отмечать?

— В семейном кругу. Придут дети: мой сын уже женился. Будем радоваться жизни и танцевать. Вальс. Мой муж жив. Он ходит. И даже уже может танцевать! Я счастливая женщина!    

КСТАТИ

Как правило — жены уходят

— А ведь я не раз становился свидетелем: жены уходят, — сокрушается доктор Сергей Камилов. — В девяноста случаях из ста. Причем некоторым достаточно всего лишь узнать, что нужно прибить поручни по всей квартире, чтобы муж учился ходить. Это же надо портить ремонт! Помню, как супруга состоятельного пациента не разрешила монтировать поручни на стены, отделанные мрамором. Ее мужа уже нет в живых. 

Доктор Камилов научился видеть жен тяжелобольных пациентов насквозь. У него есть даже своя классификация. Эта будет бороться до последнего. Душу продаст дьяволу, а мужа вытянет. Эта поборется вначале, а потом, осознав, сколь долог и труден путь, рыдая от чувства вины и облегчения, уйдет. Эта — бросит сразу. А эта станет делать все, а потом смертельно устанет и подсознательно будет желать мужу конца…

— Толе досталась самая лучшая из жен, — констатирует доктор. —  Любящая и преданная. 

В ТЕМУ

Фото: Семейный архив

Методика доктора Камилова

Известный киевский доктор Сергей Камилов, на счету которого десятки исцеленных больных, считавшихся безнадежными, разработал и запатентовал уникальные методики реабилитации пациентов с двигательными нарушениями после перенесенного инсульта, тяжелых черепно-мозговых травм. Лечит пациентов, находящихся в хроническом вегетативном состоянии. Методики кардинально отличаются от общепринятых, когда больному в начале лечения предписывают длительный покой. Камилов заставляет больных двигаться с первого дня.

— В лечении пациента Анатолия Тарановского я применил одну из своих методик, — говорит Сергей Камилов. — Суть ее такова. На теле человека есть определенные точки. Нажимая на них, можно вызвать рефлекторное движение. Я сопровождаю эту реакцию словесной командой. Сначала делаю все вместе: нажатие на точку и команду, а потом нажатие убираю, и человек реагирует лишь на команду. Скажем, я нажимаю на точку — рука поднимается. При этом даю команду: «Поднять руку!» Через десять-двадцать нажатий даю команду поднять руку, но на точку не нажимаю. И рука поднимается самостоятельно.

Упражнения нужно делать регулярно несколько раз в день. Я обучаю своей методике близких пациента. Выздоровление больного — в буквальном смысле в руках его родственников. Кроме этого, используется очень сложная индивидуальная фармакологическая терапия. 

Комментарии запрещены.

Навигация по записям