…Командир экипажа 36-летний Максим Тюриков вел самолет почти вслепую. Машину швыряло то вверх, то вниз. Через четыре часа полета отказал левый мотор, а потом и правый. Пришлось идти на аварийную посадку посреди тундры.

«Слепая» посадка

Командир экипажа Тюриков Максим Дмитриевич. 

Это случилось 23 апреля 1947 года. Самолет С-47 «Дуглас» вылетел по маршруту поселок Косистый — Дудинка — Красноярск. Поселок  Косистый  — это военный объект, по бумагам называвшийся «Москва 279».  На борту находилось 852 кг грузов и то ли 26, то ли 32 пассажира. Данные разнятся, поскольку в те годы на борту могло оказаться сразу несколько безбилетников, так называемых «пушистых зайцев». В салоне — военные, геологи, полярники, семьи: люди спешили в отпуск… Погода на Севере непредсказуемая, в апреле в любой момент может начаться пурга со шквалистым ветром. Так было и в тот день…

Двигатели самолета начали барахлить сразу после взлета.  И если генератор  на правом моторе давал сбои и ранее, то левый двигатель запросто мог  «вытянуть» весь перелет, но уже в небе в нем критично упало давление масла. Командир принимает решение выключить левый двигатель, и, оставшись без электричества (генератор на правом моторе не работает. — Прим. авт.), лайнер быстро теряет связь с внешним миром и возможность ориентироваться.   Когда заглохли оба двигателя, стало ясно — придется садиться, и посадка будет жесткой. Тюриков выбрал место поровнее. При посадке на полутораметровый слой слежавшегося снега «Дуглас» хоть и клюнул носом вечную мерзлоту, помяв фюзеляж, но благодаря профессионализму экипажа никто не пострадал. Эксперты до сих пор называют почти чудом то, что  пассажирский самолет практически вслепую смог сесть.

Ушли и не вернулись

«Я борт Тюрикова. На борту 

3 детей и 6 женщин. 22.04.47 в 0.30 из Кожевникова вылетел самолет и взял курс на Красноярск. В 5.30 вынужденная посадка. Жертв нет», — вывел химическим карандашом командир экипажа Максим Тюриков на внутренней обшивке борта покалеченного самолета.

Командир оставил эту надпись, хотя знал, что их точно скоро начнут искать и уходить от самолета смысла нет. Кругом на много километров ни одной живой души. К тому же у полярных летчиков есть железное правило: в случае аварийной посадки никогда не покидать  самолет — это практически верная смерть. Но на борту были и дети. И матери умоляли экипаж сделать хоть что-то.

Сначала командир пытался завести правый мотор и получить электричество. Все попытки были тщетны. На третий день Максим Тюриков с бортмехаником, бортрадистом и шестью добровольцами из пассажиров ушел за помощью. Видимо, рассчитывал найти стоянку оленеводов…

Спустя шесть лет останки пилота нашел охотник в истоках реки Шайтан в 120 (!) км к юго-западу от места аварии. Тюрикова опознали по партбилету, свидетельству пилота и записной книжке. Члены экипажа и пассажиры, ушедшие с ним, до сих пор числятся без вести пропавшими.

20 дней в тундре

Оставшиеся в самолете люди ждали помощи. Припасов почти не было, голодали. К концу третей недели после катастрофы на каждого человека в день было положено всего несколько ложек  пустой похлебки. В отчаянии писали письма по примеру пилота: «Сидим одни. Все на исходе. Духом никто не падает. Праздник встретили. Всем весело», — это было 1 мая 1947 года.

Потом еще несколько строк. Последняя запись — 11 мая. В этот день еще трое пассажиров решились на отчаянный шаг — уйти в тундру в надежде наловить рыбы в одной из небольших рек, по расчетам, протекавших в нескольких километрах от места крушения. Именно эту троицу и заметили с воздуха спасатели одного из поисковых самолетов. 

Все, кто остался у «Дугласа», были живы и здоровы, только ребятишки немного обморозили руки и щеки. В тундре они провели в ожидании помощи ровно двадцать дней.

… За 70 лет они почти не выцвели. Фото: Соцсети

Оставили в забвении

Людей забрали. Самолет же оставили в тундре. В Гос­архиве есть акт на списание самолета С-47 от 24 мая 1947 года:

«…Смята и деформирована носовая часть фюзеляжа, деформированы шпангоуты, фонарь пилотской кабины. Разбито остекление, левый мотор оторван, погнуты лопасти. Самолет подлежит капитальному ремонту, но находится на замерзшем болоте в тундре. Транспортировка не представляется возможной».

И самолет оставили в забвении. Но, как оказалось, не навечно.

«Дуглас» дождался людей спустя 70 лет: 2 августа экспедиция ученых отправилась на полуостров Таймыр, чтобы доставить легендарный самолет на «большую землю».

— До ближайшего населенного пункта 200 км, — говорит пресс-секретарь географического общества Юлия Комиссаренко. — Борт разбирали очень осторожно, чтобы не повредить ни одной детали: «Дуглас» практически цел, а это редкость! Самолет погрузили на баржу, чтобы доставить в порт Валек, потом грузовиками до порта Дудинка и снова по воде до Красноярска. Там он станет экспонатом будущего Музея освоения Севера.

СПРАВКА «КП» 

Этот Douglas C-47-DL Skytrain с заводским номером 9118 был выпущен на заводе в Лонг-Бич (Калифорния) и 12 марта 1943 года в г. Фербенкс (Аляска) передан по ленд-лизу ВВС СССР. В военных действиях он не участвовал, находился в составе 1-й перегоночной авиационной дивизии Гражданского воздушного флота. Обслуживал так называемую Сталинскую трассу (воздушный мост ленд-лиза). Красноярская воздушная трасса, или трасса «Аляска — Сибирь» (АлСиб), включала в себя 26 аэродромов по указанному маршруту. Принцип действия был такой: летчики Перегоночной авиационной дивизии садились за штурвал истребителей или бомбардировщиков,  предоставленных в рамках программ США. Доставленные в СССР самолеты далее отправлялись на фронт. Бомбардировщики — своим ходом, истребители разбирали и перевозили по железной дороге. А пилоты-перегонщики на «Дугласах» (в том числе и на «нашем») вновь улетали на Аляску. 

Одним из таких пилотов был и командир воздушного судна Максим Тюриков.  Он был одним из самых опытных полярных летчиков — с 15-летним воздушным стажем. 

КСТАТИ 

«Ленд-лиз» — государственная программа, принятая Конгрессом США 11 марта 1941-го и предусматривавшая поставки союзникам оружия, боеприпасов, военной техники, стратегического сырья (включая металл и нефтепродукты) на условиях:

  • поставленное вооружение, боеприпасы и другая военная продукция, использованная в боевых действиях (снаряды, топливо) или уничтоженная в результате боевых действий, а также любая утраченная техника оплате не подлежит;
  • техника, оставшаяся после войны и пригодная для гражданских целей, подлежит оплате (полной или частичной, по согласованию с США) из средств беспроцентных долгосрочных займов, выделяемых США на эти цели;
  • пригодная для использования по окончании войны техника должна быть возвращена в США, если США этого потребуют.

По маршруту «АлСиб» всего было переброшено 7925 самолетов.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям