В том, что многих пенсионеров, оставшихся из-за конфликта в Донбассе без социальных выплат, такое отношение государства в прямом смысле сведет в могилу, сомневался мало кто из адекватных людей. Но история, которая на днях произошла в Краматорске, просто шокировала. На подконтрольных правительству территориях, в городе, где находятся губернатор и областная администрация, умерла 83-летняя переселенка, которую правительство оставило без пенсии.  

Документы из Полтавы в Краматорск шли 4 месяца

«В Кабинете министров, министерствах об этом не знают, но на днях в городе Краматорске Донецкой области скончалась Черных Нина Михайловна, 1933 года рождения», — говорят в «Донбасс SOS».

Волонтеры рассказывают: бабушка, которая постоянно жила на подконтрольных территориях, с ноября 2015 года не получала адресную помощь, а с февраля 2016 года — пенсию.

«Почему? Потому, что изначально выехала в Полтавскую область, а потом переехала в Краматорск, и ваша система (управления соцзащиты) целых четыре месяца переводила ее электронное дело из Полтавской в Донецкую область, — говорится в обращении «Донбасс SOS», которое они направили начальникам пенфондов и соцслужб на местах, местным властям, министрам по вопросам ВПЛ, соцполитики и вице-премьеру. — Вы в это время получали заработную плату?! Получали, конечно же. А она — нет. С февраля 2016 года Нина Михайловна не получала пенсию. Она написала вам много писем и запросов, очень много. Доказывала факт своего существования. Вы предоставили ей 15 формальных отписок. Вы оставили ее без средств к существованию, два последних месяца ее жизни вы превратили в кошмар».   

Требуют несуществующие штампы

Сейчас волонтеры говорят: они хотели бы думать, что такой ужасный случай — единичный, но уверены — похожих трагедий хватает. Как на неподконтрольных территориях, так и в мирных городах. Виной тому проверки, которые Минсоцполитики совместно с СБУ начали в феврале этого года. Тогда выплаты массово приостановили почти половине стариков, которые зарегистрировались как переселенцы. 450 тысячам человек попросту перестали платить положенные законом деньги. Якобы на время проверки. Возобновить обещали после того, как пенсионер-переселенец лично придет в пенфонд или соцслужбу. Впрочем, на деле оказалось: даже те, кому здоровье позволяет дойти до чиновников и выстоять в огромной очереди, свои выплаты могут снова не получить. 

— Доказать, что я переехал и живу тут уже почти два года, пытаюсь с марта, — рассказал «КП» в Украине» пенсионер из Донецка, который сейчас живет в Киеве, Игорь Красавецкий. — В пенсионном фонде и соцслужбе исправно принимают мои документы, но говорят: на возобновление выплат рассчитывать нечего. Ведь без штампа миграционной службы справка переселенца, на основании которой платят пенсию, недействительна. Но у «миграционки» закон отобрал право ставить такие штампы еще несколько месяцев назад, передав полномочия местным властям. Те же упираются — мол, никакие штампы ставить не обязаны. Среди моих знакомых есть те, кому удалось пройти все круги ада — принести договоры аренды, привести хозяев съемной квартиры, взять их письменное заявление и справки из ЖЭКа и все-таки убедить райсоветы поставить штамп и тем самым доказать, что это место проживания постоянное. Но нет, пенсии им так и не стали платить. Ведь в пенфонде хотят исключительно печать миграционной службы!  

Что делать дальше, переселенцы не знают. Юристы говорят: шанс все-таки добиться законной пенсии один — отстаивать свои права через суд. Но у кого из стариков есть для этого силы, деньги и возможности? 

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Игорь Черных, сын умершей пенсионерки Нины Михайловны:

«…2 сентября 2014 года я покинул с родителями (отец 1929 г. р., мать 1933 г. р.) родной город Енакиево в Донецкой области, который находился (и продолжает находиться) под контролем «ДНР». Родители преклонных лет, больные и с трудом передвигающиеся на ногах. Выехали в пгт Шишаки Полтавской области, где нас приютил мой однокурсник. На следующий день я зарегистрировал себя и родителей в райадминистрации и сельсовете и подал заявления для получения пенсий родителей. 24 сентября родители получили всю пенсию за три месяца. 25 сентября отец умирает. Мы с мамой зарегистрировались в управлении соцзащиты и стали получать соцпомощь — 884 гривны для мамы, мне — 442 гривны.

В ноябре 2015-го переехали в Краматорск, что в сотне километров от родного дома, в надежде, что война скоро закончится, перерегистрировались как переселенцы и подали заявления на получение помощи и пенсии. Отношение властей к нам в родной области оказалось неожиданным – везде приходилось возить и показывать маму, ехать домой сотрудники пенсионного фонда, соцобеспечения, миграционной службы, Ощадбанка отказались. Маме это было очень трудно и тяжело. Чтобы получить банковскую карточку в Ощадбанке, нужно явиться лично, по меньшей мере, два раза отстоять в очередях, и так два раза в год. Эти процедуры для таких, как моя мама, превращаются в пытку.

Положенной по закону помощи мама так и не получает, наше досье переселенцев зависло между Полтавой и Краматорском. Доходило до абсурда: два раза я брал запросы из соцбеспечения и посылал в Шишаки за свой счет, соединял госслужащих Краматорска и Шишаков по своему мобильному телефону. Итог нулевой.

В конце февраля 2016 года после проверок маме заблокировали пенсию, хотя она с трудом передвигается и никак не может ездить в «ДНР». Мы постоянно проживаем на территории, подконтрольной государственной власти Украины. Я перерегистрировался в соцобеспечении, там меня и маму убрали из черных списков СБУ. Но в пенсионном фонде отказались это делать, так как у мамы на справке переселенца не было печати миграционной службы (а ее отменили законом ВР в январе 2016 года). Но в пенсионном фонде сказали, что им до этого нет дела и нужна печать, которую не ставят. В итоге мама оказалась без пенсии, последнего источника существования.

Я обратился с запросом, на каком основании мама попала в черные списки, ведь она нетранспортабельна, и как она может быть террористом, сепаратистом или жуликом, если она не может выйти из квартиры, а сейчас и вовсе лежит, приглашал их прийти домой и проверить маму. Ответа не было. Я звонил в СБУ Киева и Краматорска, местную полицию и просил приехать к нам. Звонил в ПФ в Киев, Лутковской, на горячую правительственную линию. Писал в прокуратуру, снова Лутковской…»

В итоге семья Черных получила 15 официальных ответов, которые не внесли в историю никакой ясности.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«ЕС призывает не срывать процесс осуществления платежей»

Глава Представительства ЕС в Украине Ян Томбинский встретился с вице-премьером Павлом Розенко для того, чтобы убедить правительство «не срывать процесс осуществления платежей». 

 — Встреча состоялась по моей просьбе, потому что я хотел узнать от вице-премьер-министра, как украинское правительство выполняет свои обязательства по выплате пенсий и социальных пособий для своих граждан, не зависимо от того, где они живут. Украинские граждане, проживающие на неконтролируемых правительством территориях, точно так же, как и другие, имеют право на получение пенсий и пособий, — сказал Томбинский. — ЕС призывает не срывать процесс осуществления платежей и не делать целую группу внутренне перемещенных лиц заложниками определенных сомнительных нарушений. 

По словам европейских чиновников, такую проверку можно провести и без прерывания остановки платежей.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям