Тринадцать детей и один взрослый — число погибших. Пятеро детей в больнице. Травмы, по словам врачей, не тяжелые, но ребята сильно замерзли. Такой страшный итог спасательных работ на Сямозере в Карелии…

Краткая хроника событий. Карелия, затерянная в соснах деревушка Сяргелахта, берег уникального Сям­озера — третьего в России по величине после Ладоги и Онеги. Туристический лагерь с одноименным названием — «Парк-отель «Сямозеро». Вечером 18 июня в поход по озеру (два каноэ и плот) отправляется группа школьников из Москвы и Питера — 47 человек в возрасте 12 — 15 лет, с ними семеро взрослых.

В Карелии было объявлено штормовое предупреждение — порывы ветра доходили до 15-17 метров в секунду. Но рискованную экспедицию даже и не думали переносить! По  данным следствия, дети просили инструктора и воспитателей не отправляться в плавание на ночь глядя и в бушующий ветер. Но взрослые — «настояли».

 

В итоге ураганный ветер перевернул две лодки. Ребята в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет начали тонуть… 

На момент написания материала была неизвестна судьба одного ребенка. Его нет в списках погибших и в списках выживших. Но он совершенно точно отправился в этот роковой поход.

— С 4 утра, как только стало достаточно светло, начались авиапоиски. Пропавшего без вести ищут с вертолета, — рассказали в штабе МЧС.

Шансы на то, что пропавшего ребенка найдут живым, все еще есть. Не исключено, что он смог добраться до одного из многочисленных островков на Сямозере и сейчас ждет помощи.

В понедельник над Сям­озером выглянуло солнце и стало тепло. Однако в субботу, 18 июня, погода здесь была совсем другой.

Как вспоминают местные жители, волны на озере достигали полутора метров, небо было затянуто тучами. В этом северном краю вода в июне не прогревается — ее температура достигала в лучшем случае 15 градусов.

И в этой воде десятки детей находились несколько часов. Как выяснила наша газета, одна из выживших, 12-летняя Вика (имя изменено. — Прим. ред.), в холодной воде провела 9 часов! 

СЛОВО РОДИТЕЛЯМ

Михаил с женой и сыном. Фото: предоставлено Михаилом Монько

«Путевок продали больше, чем мог вместить лагерь»

Отец мальчика из Петербурга Михаил Монько безуспешно жаловался на лагерь еще год назад.

— В первый раз наш сын ездил в «Сямозеро» в позапрошлом году, и тогда было все в порядке, — рассказывает Михаил. — Но в прошлом году все изменилось. Я так понял, что путевок продали в три раза больше, чем мог вместить этот парк. И они сделали так, что одна группа живет в корпусах, вторая в этот момент ходит в поход, а третья сплавляется по озерам. Такая у них программа.

Поход — это что такое: вышли за пределы лагеря, в ближайших кустах разбили палатки и жили там. Дети 11 — 12 лет сами готовили себе еду. Туалета нет, руки не помыть. Я понимаю, походные условия, но все должно быть продумано! Еще сын мне рассказал, что их палатки стояли рядом со стоянкой рыбаков — там мат-перемат. Сын много слов новых тогда узнал.

Это он нам позвонил через несколько дней после начала похода. Взял телефон у кого-то из вожатых. Я его спросил: «Как вы там живете?» «Мы, — говорит, — сами готовим». Начал расспрашивать, как это сами. Им с утра выдавали кочан капусты, морковку. Девчонки их помоют, а дежурный готовит похлебку. Все ходили голодные. Вечером вожатые устраивали конкурсы и за победу давали сгущенку или тушенку. За эти консервы драки, обиды — есть-то хочется.

Михаил с трудом сдерживает эмоции, когда описывает условия жизни ребят.

— Мы с друзьями недалеко решили домик снять, — продолжает он. — Устроили пикник с шашлыками. Так к нам весь лагерь пришел! Ну мы все детям и отдали. Они в поход пошли хоть сытые — 8 километров в одну сторону. Сын рассказал, что из похода они тогда вернулись в полночь, промерзшие до костей.

Еще был эпизод, что дети не хотели плыть на рафте, так как было очень холодно и сильный ветер, но их и слушать никто не стал, погрузили по 20 человек на плот, все гребли кое-как, в разные стороны. В итоге приплыли только в три часа ночи на какой-то остров — не находите, что очень похожа ситуация? — говорит Михаил Монько.

Сам он, кстати, сына из лагеря забрал, не дожидаясь конца смены.

По словам отца ребенка, еще в прошлом году странное впечатление производили инструкторы лагеря. Они были лишь немногим старше самих детей: по 15 — 16 лет. Михаил называет их «в лучшем случае первокурсниками техникума».

— Дети были предоставлены сами себе. А инструкторы лежали весь день в палатке — только ноги торчали. Я нашел бюджет этой компании в интернете. И заметил, что, когда все было нормально, у них прибыль была нулевая. А потом пошел рост, видимо, как начали экономить на всем, на чем можно и нельзя. Мое мнение — люди просто наживались на нас и наших детях. Но меня больше волнует то, что я во все колокола звонил, а никто никаких мер не принял.

А КАК У НАС?

Профпригодность вожатых контролирует директор лагеря

Зачем далеко ходить, в Украине на прошлой неделе произошла подобная трагедия — в Затоке Одесской области в шторм утонули школьники, приехавшие на музыкальный фестиваль. 

— Их просто унесло волной, а когда они попытались вернуться на берег, накрыло снова, — рассказывает школьница из Тернополя Алиса Фруман, на глазах которой случилась трагедия. 

В воде оказались две девочки, к ним на помощь кинулись как сверстники, так и воспитатели. В итоге на берег удалось выйти 14-летней школьнице и одному взрослому. Двое школьников захлебнулись: 14-летняя Марта Окаринская и 15-летний Виталий Данчишин, который бросился на помощь. Также погиб 46-летний руководитель группы из Тернополя Михаил Близнюк. Кроме того, погиб и 31-летний отдыхающий Дмитрий Падасюк из Хмельницкого, который не раздумывая бросился спасать детей.

Напрашивается вопрос: знают ли родители, в чьи руки отдают ребенка? Какую подготовку прошли вожатые или инструкторы? И как они поведут себя, оказавшись в экстремальных условиях? 

Администрация детских лагерей убеждает, что кого попало на работу не берут и все вожатые проходят специальную подготовку. Что это означает?

— Еще с февраля еженедельно у нас проходят семинары, а в конце апреля — трехдневные занятия на базе лагеря. Учим будущих вожатых, как разложить вещи, как застелить кровать, как вести детей в бассейн, в душ, — рассказал замдиректора по воспитательной работе одной из детских баз отдыха под Киевом.

Но сможет ли такой свежеиспеченный вожатый оказать, к примеру, ребенку элементарную медицинскую помощь, если тот вдруг захлебнется, получит солнечный удар, отравится?

Как выяснилось, официальных органов, которые проверяют уровень подготовки вожатых и их проф­пригодность для работы с детьми, нет. Руководство лагеря на свое усмотрение решает, кто будет работать. И в основном, это студенты старших курсов педагогических университетов.

— Директора лагерей заключают договоры с колледжами, педвузами на то, чтобы у них проходили практику студенты, — рассказали «КП» в Украине» в Департаменте образования и науки, молодежи и спорта КГГА. — Интересуются характеристиками студентов, какой это человек.

Но это только одна сторона вопроса. Официально, по бумагам, лагерю разрешено работать, если там будут соблюдены все нормы пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической, а у всех его работников будут медкнижки и др. Вот только в реальности проблемы встречаются на каждом шагу. 

Что же тогда делать родителям? Остается только доверять соцсетям и читать мнения тех, кто уже бывал в лагере, связаться с ними и узнать все нюансы отдыха.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям