Катастрофа в Тяньцзине стала результатом халатности и недостаточной культуры безопасности, не поспевающей за развитием экономики КНР. Погоня за ростом производства может обернуться новыми бедствиями.

В результате серии взрывов в китайском городе Тяньцзинь погибли по меньшей мере 112 человек, еще 95 числятся пропавшими без вести (на 19:00 мск понедельника). Первый и самый крупный взрыв произошел в среду, 12 августа: тогда на воздух взлетел склад с опасными химикатами. На месте взрыва китайские власти обнаружили около 700 т цианистого натрия. Этот химикат, используемый для извлечения драгоценных металлов из руды, не является огнеопасным, однако крайне вреден для здоровья человека: его воздействие на организм сопоставимо с ядовитостью цианистого калия.

Расследование еще не завершено, и указать конкретный химикат, который мог бы спровоцировать взрыв, пока невозможно. Непосредственно цианистый натрий едва ли мог стать причиной взрыва из-за слабой горючести. Как сообщали ранее китайские власти, на взорвавшемся складе хранились помимо прочего карбид кальция, обладающий высокой воспламеняемостью, а также нитрат аммония и нитрат калия, которые при обычной температуре не взрывоопасны, однако являются составными частями селитры и могут воспламениться в условиях пожара.

Обилие различных типов опасных химикатов фактически превратило территорию склада в большую динамитную шашку. Вопросом, почему это произошло, сейчас занимаются китайские власти. По информации CNN, Госсовет КНР запускает масштабную проверку всех предприятий, так или иначе работающих с опасными химикатами. Виновных же в катастрофе министр общественной безопасности КНР Го Шэнькун пообещал оперативно разыскать и «сурово наказать».

Лицензия на убийства

Владельцем склада является компания Ruihai International Logistics. Согласно информации на сайте фирмы, она была основана в 2011 году с уставным капиталом 5 тыс. юаней (около $800). Сфера деятельности — хранение, распространение и транзит опасных веществ. В штате компании состоит 70 человек, еще 20 сотрудников работают внештатно. Годовой грузооборот составляет 1 млн т, выручка превышает 30 млн юаней ($5 млн).

В то же время, по данным пекинского финансового издания Caijin, компания Ruihai не владеет складом, но арендует его за 5,1 млн юаней ($800 тыс.) в год. Среди 40 логистических компаний, оперирующих в порту Тяньцзиня, только Ruihai имеет право на работу с опасными химикатами. Это может объясняться связями акционеров Ruihai с функционерами Компартии Китая, через которых небольшая фирма и получила лицензию.

В любом случае компания формально не имела права хранить взрывоопасные химикаты на этой территории. С востока к складу непосредственно примыкает территория порта Тяньцзинь, десятого по величине грузового порта в мире вместимостью 13 млн стандартных контейнеров (в пять раз больше, чем, например, у Большого порта Санкт-Петербурга). На западе склад примыкает к автостраде, за которой находится конечная станция линии метро, на юге и юго-западе лежат кварталы многоквартирных домов.

Близость жилой застройки к месту взрыва привела к большому количеству раненых (свыше 700 человек) и к эвакуации около 6 тыс. местных жителей из-за опасности отравления. По китайскому закону 2001 года вокруг склада опасных химикатов площадью более 550 кв. м запрещается возведение жилых построек в радиусе 1 км. Площадь склада Ruihai превышала 46 тыс. кв. м. В данном случае как минимум три жилых массива попали в «зону отчуждения»: в понедельник жители этих многоэтажек провели в Тяньцзине митинг, требуя от правительства компенсации за вынужденное переселение.

Цена роста

Китай является лидером по смертности от ЧП на рабочем месте. По сведениям Национального статистического бюро КНР, в 2014 году в стране на рабочем месте погибли 68 061 человек. В день в Китае с населением в 1,3 млрд человек на работе погибали 186 человек. Как отмечается в докладе Всемирной организации труда, в 2014 году в мире на рабочем месте погибли 350 тыс. человек. Таким образом, каждая пятая такая смерть происходила в Китае.

«Экономический рост и социальные перемены, спровоцированные четырьмя китайскими модернизациями (промышленности, села, национальной обороны и науки), серьезно обогнали то, что можно назвать «шестой модернизацией»: формирование институтов и ценностей по управлению рисками в высокоразвитом обществе» — об этом еще в 2008 году говорил профессор Университета Орегона Ричард Саттмайер («пятая модернизация» — политическая демократизация — так и не состоялась).

Главные причины техногенных катастроф в Китае — пренебрежение техникой безопасности и использование некачественных комплектующих. После аварий происходит стандартная цепочка событий: родственники и близкие пострадавших требуют провести расследование, премьер-министр прибывает на место ЧП, где пытается успокоить население и выступает за ужесточение мер безопасности, затем начинается расследование, в результате которого владельцы и управляющие фабрик получают тюремные сроки.

Пока события в Тяньцзине развиваются именно по этому сценарию. Правда, как отмечает в своей колонке пекинский журналист The Financial Times Том Митчелл, на этот раз премьер-министру Ли Кэцяну потребовалось целых четыре дня, чтобы посетить место трагедии, хотя Пекин расположен в получасе езды по скоростной железнодорожной магистрали.

Председатель КНР Си Цзиньпин призвал власти «вынести серьезные уроки из случившегося». Однако пока нет никаких причин полагать, что авария в Тяньцзине станет рубежом, после которого китайские бизнесмены и власть начнут соблюдать закон.

Надежды на улучшение безопасности промышленных объек­тов в КНР могут быть связаны с политикой пришедшего к власти в 2013 году нового руководства. Си Цзиньпин и Ли Кэцян рассчитывают модернизировать экономику. Одним из ее аспектов будет развитие технологически сложных производств, невозможных без строгих проверок. Развитие промышленности не убережет КНР от новых техногенных катастроф, но их последствия, возможно, станут менее кровавыми.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям