Отправной точкой боев за Иловайск считают 9-10 августа 2014 года, когда добровольческие батальоны «Азов» и «Донбасс» предприняли первые попытки штурмовать город. Тогда эта точка на карте АТО еще не казалась значимой. Кровопролитные бои велись в районе Саур-Могилы и Шахтерска, все внимание было приковано к ним. О том, что один из ключевых железнодорожных узлов в Донбассе может превратиться в смертельный котел, заговорили и закричали после военного парада в День Независимости. Но это не помогло избежать того, что получило имя Иловайской трагедии. 

«Враг использовал оружие, которого у нас и близко не было»

Занять часть Иловайска удалось 18 августа. В город во­шли милицейские добровольческие батальоны «Днепр» и «Донбасс», а также бойцы трех бригад Вооруженных сил Украины. Однако противник, который удерживал северную часть города, получил подкрепление из Донецка. 21 августа на помощь украинским войскам подошла Нацгвардия. А на следующий день впервые прозвучала информация, что в боях за город принимают участие российские войска и техника. Со стороны границы «заговорили» установки «Град».

— С первых дней, как мое подразделение вошло в Иловайск, мы поняли, что враг использует оружие, которого у нас и близко нет — гораздо более высокого уровня, — рассказывает бывший командир отдельного подразделения батальона «Донбасс» Дмитрий Кулиш. — Но ощущения, что все закончится такими большими потерями, не было. Очень не хватало разведданных. Непонятно, почему с линии соприкосновения были отведены некоторые подразделения, из-за чего ключевые позиции как бы оголились. Возле Старобешево (в 40 километрах от Иловайска) на стратегической высоте стояла техника. И она начала исчезать. Да, мы видели, что эти позиции обстреляли из реактивной артиллерии, но время-то было, чтобы как-то окопаться… Я убежден: августовские события 2014 года вызваны попустительством высших чинов в украинских военных кругах, МВД и в других властных структурах.

24 августа, когда по Крещатику в честь Дня Независимости торжественно шли военная техника и праздничные колонны бойцов, силы «ДНР» ринулись в массированную атаку. В отчете специальной комиссии Верховной Рады по расследованию Иловайской трагедии есть сведения о том, что информация о наступлении была передана в штаб АТО, но каких-либо команд не последовало.

«В бою такую массу уничтожить было трудно»

— Из Дзержинска в Иловайск нас отправили 24 августа. Что там происходит — никто ничего не знал. Нам сказали, что отправляют всего… на два часа — ни еды, ни вещей не взяли. А просидели в этом котле пять дней — и сколько ребят там оставили! — вспоминает Николай, боец милицейского батальона «Миротворец». — Заходили в город очень сложно, под постоянным огнем. Нас поставили удерживать железнодорожный узел. А вокруг — огромное количество «Градов», минометов… Против этой техники у нас только гранатометы. Не скажу, что их мало, достаточно было. Но пользоваться ими толком умел только один человек — мой друг Сашка с позывным «Барни» (погиб в январе 2016 года. —  Ред.). Он стоял и стрелял во все стороны, как Терминатор.

Согласно отчету комиссии ВР, генерал Руслан Хомчак, которому было передано командование в секторе «Д», с 25 августа настоятельно просил командование принять решение: либо усилить украинские войска, либо прорываться из окружения, которое смыкалось все туже. Встревоженные звонками и СМС с линии фронта, под Администрацию президента вышли митинговать жены и матери бойцов, начали бить тревогу СМИ, но информация, исходящая от пресс-службы Генштаба, была стабильно ровная: подкрепление отправлено, ситуация под контролем.

Подкрепление, как оказалось, направили слишком поздно. Насколько серьезная ситуация, общество узнало 29 августа, когда российский президент Владимир Путин призвал «ДНР» открыть «коридор» для украинских военных. Утром 30 августа «зеленый коридор» создали, но оказалось, что это ловушка. Колонны украинских военных противник накрыл огнем.

— Такого количества нашей живой силы и техники, которая сконцентрировалась в Иловайске и его окрестностях, я не видел больше нигде. В бою такую массу уничтожить было трудно. А вот в том самом «коридоре», когда люди и боевые машины выстроены в шеренгу, очень легко было всех перестрелять. Я тоже там оказался. В какой-то момент мы остались один на один с противником, который палил из мощного арсенала, не было разве только авиации, — вспоминает Дмитрий Кулиш. — А у нас в руках одно стрелковое оружие. Или умирай, или попадай в плен. Я год провел в плену.

Выход наших бойцов из Иловайского котла продолжался до 7 сентября. Армейцам также пришлось покинуть и ближайшие поселки.

Слабый уровень управления и переоценка сил

Следственная комиссия Рады объявила виновными в Иловайской трагедии тогдашнего министра обороны Валерия Гелетея и начальника Генштаба Виктора Муженко. Третьей была названа фамилия президента Петра Порошенко — за то, что не ввел военное положение. Споры о том, кто на самом деле виноват, длятся до сих пор, выдвигаются разные версии. Ветераны боев под Иловайском и родственники погибших бойцов требуют суда. В марте 2015 года военная прокуратура заявила, что практически завершила расследование трагедии, а далее поставлено многоточие.

— Экспертная техническая база для суда подготовлена, — говорит бывший заместитель начальника Генштаба Игорь Романенко, который входил в состав экспертной комиссии. — Многие документы, правда, были уничтожены, но и тех, которые остались, достаточно для выводов. Быть или не быть суду, зависит, я думаю, от политической воли. Хотя называть фамилии я бы не торопился.

По мнению эксперта, основной причиной поражения в Иловайске стал очень слабый уровень управления боевыми силами и их переоценка.

— Армейский батальон — это 800 человек. В добровольческих было максимум 200, — говорит Игорь Романенко. — Решение ввести в Иловайск легко вооруженные милицейские подразделения для зачистки города приняли, поскольку, по разведданным, серьезных сил противника в Иловайске не было. Тогда не ожидали, что подкрепление придет со стороны России. Задачи были поставлены, а выполняли их кто как понимал. Не было единой координации в действиях, бойцы оказались плохо обучены, хромала дисциплина.

Помните, как батальон «Прикарпатье» самовольно покинул позиции, чтобы уберечь своих бойцов, но при этом оголил участок и поставил под удар других людей? Это немыслимое в условиях боевых действий нарушение.

Игорь Романенко, как и многие другие эксперты, считает, что при умелом управлении и хорошей подготовке бойцов даже теми силами, которые были, можно было не допустить смертельного котла. Но ошибки разбирают после того, как их совершают.

Карта АТО два года назад. Иловайск помечен «горячей» точкой.

ПОТЕРИ

Согласно сообщению главного военного прокурора Анатолия Матиоса, сделанному в августе 2015 года:

  • Погибли — 366
  • Ранены — 429
  • Оказались в плену — 128
  • Пропали без вести — 158

Годом раньше, в сентябре 2014-го, командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко заявил, что потери украинских войск под Иловайском составляют более тысячи человек. В октябре 2014-го глава Временной следственной комиссии ВР Андрей Сенченко сообщил, что общее количество погибших, в том числе умерших от ран, составляет около тысячи человек.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям