Илья Кива из тех людей, у которых, наверное, больше недругов, чем друзей. Да и сам он говорит, что не ищет от всех позитивного к себе отношения. Активист Майдана, бывший член «Правого сектора», участник АТО, он сделал стремительную карьеру в органах внутренних дел. Побывал на должностях замначальников милиции Донецкой и Херсонской областей, перевелся в центральный аппарат МВД. Назначение Кивы на должность руководителя департамента по борьбе с наркопреступностью многие восприняли в штыки. Но это не первый скандал, возникший вокруг его имени. Из последних — «холодная война» с братом народного депутата Мустафы Найема, начавшаяся после спецоперации в столичном арт-клубе Clozer.

«НЕ ВИЖУ, КТО БЫ МОГ МЕНЯ ОСТАНОВИТЬ»

— Вы довольны решением суда закрыть на три месяца клуб Clozer, за который заступался Маси Найем?

— Решение суда закономерно. Экспертиза подтвердила, что в клубе изъяли наркотики. В декабре мы провели вторую операцию, после первой клубу было сделано предупреждение. По заявлениям, которые были поданы против сотрудников моего департамента, есть выводы службы внутренней безопасности МВД. Их действия признаны законными. Получается, что брат известного политика покрывает наркопритон. Правда — она одна, как бы ни пытались подменить понятия. Я буду защищать в суде честь и достоинство своих подчиненных, которые выполняли долг. Личные интересы никому не дано право путать с позицией государства.

— Вы говорили, что в оперативной разработке только по Киеву у вас еще восемь клубов. Если будете и дальше цеплять такие места, придется конфликтовать не с одним политиком.

— Безусловно! Мы все достаточно хорошо ориентированы, кто содержит публичные дома, покрывает фармакологическую преступность и так далее. Многие, кто стал депутатом, крышуют клубы или ресторанные комплексы. А почти все такие заведения являются распространителями наркотических средств как среди молодежи, так и среди взрослых. Но если раньше кого-то останавливали фамилии, политические силы, то это я сожрал и переварил на войне. Не вижу того, кто бы мог меня остановить в борьбе с наркопреступностью. Даже если будут пугать потерей должности.

— А уже пугают…

— Я не боюсь потерять должность. Я боюсь потерять возможность честно смотреть в глаза своему сыну. В моей стране война, я найду себе применение.  У меня вменяемый руководитель, который точно не живет с наркобизнеса.

«МИНЗДРАВ ПРОПИТАН ИНТЕРЕСАМИ ОЛИГАРХОВ»

Полиция закрывает одну нарколабораторию, но на ее месте появляются две новые. Фото: УНИАН

— Не секрет, что вы человек Авакова. Почему в МВД взяли именно бывший ОБНОН?

— Мы с Арсением Борисовичем долго присматривались друг к другу и решили, что можем доверять. Он мне предлагал варианты, выбрали самое грязное место — ОБНОН. Здесь нужно брать и жестко все и всех ломать.

— Аваков анонсировал 70% кадровых чисток в вашем подразделении.

— Мы и так достаточно хорошо  почистились. Но дело не только в этом. Можно почиститься 10 тысяч раз, но силами одного департамента по борьбе с наркопреступностью ничего не изменим. Проблему создала вся коррумпированная система: МВД, СБУ, Минздрав, прокуратура, которая имеет свои интересы по своим направлениям — в ночных клубах, в фармацевтическом бизнесе. Это как Горгона: одну голову сносишь — и вырастают десять новых. Сегодня олигархические кланы беспрепятственно производят наркосодержащие препараты, которые свободно продаются в любой аптеке. Мы можем работать по 24 часа 7 дней в неделю, но ничего не решим. Проблема должна решаться на государственном уровне.

— Все запретить нельзя. Из-за наркоманов мы уже остались без марганцовки.

— Не надо запретов. Нужен контроль. У меня нет возможности влиять на провизоров. Я не могу лишить лицензии аптеку, которая нарушает режим торговли кодеиносодержащими препаратами, которые доступны даже детям. Минздрав просто пропитан интересами олигархов от фармакологии.

«ОТУЧИТЬ МИЛИЦИОНЕРА БРАТЬ ДЕНЬГИ — ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО ОТУЧИТЬ СОБАКУ ЛАЯТЬ»

— Тогда какие ваши личные задачи на сегодняшний день?

— Первая — сформировать боеспособное, дисциплинированное, мотивированное подразделение в составе Национальной полиции, которое будет уничтожать наркопреступность. Вторая — изменить отношение общества к этому подразделению. Только во взаимосвязи, в прямом доверии мы сможем как-то влиять на ситуацию. А пока в нас тычут пальцем и называют «мусорами», мы ничего большего не сможем, кроме будничной работы. А она идет: наркокурьеры, дилеры, подпольные лаборатории по изготовлению наркотиков — все это есть.

— Прежние министры МВД, прежние начальники ОБНОН тоже просили кредит доверия. Но общество знало, что тот, кто с наркотиками борется, ими и торгует.

— Да я вам первый так скажу. Я многих людей увольнял не потому, что ловил их за руку, а потому что понимал: образ жизни так укоренился в голове, что ничего в этом человеке не сломаешь.

— Ну, наверное, абсолютно все в наркобизнес не вросли…

— Боюсь, что все. Или на 95 процентов. Отучить милиционера брать деньги — это то же самое, что отучить собаку лаять.

— Помимо крышевания и торговли наркотиками ОБНОН поставлял розыску агентуру.

— Однозначно, что частью агентуры розыска были наркоманы. Это очень уязвимая категория. Их легко напугать, подчинить, направить. Но и сама система розыска во что превратилась? Квартирные кражи, автомобильные кражи, группировки по воровству барсеток — все это контролируется розыском.

— А коллеги на такие слова не обидятся?

— Мои коллеги — они на войне. Бывшие милиционеры никогда не примут меня в свое сообщество. Я для них чужой.

«МЫ ФОРМИРУЕМ СВОЮ СТАЮ»

Коноплю изымают целыми мешками. Фото: Илья Кива в facebook.com 

— Получается, в МВД вы волк-одиночка?

— Арсен Борисович тоже для них чужой. Сейчас в МВД интегрируются люди, которые были на фронте. Аваков и меня взял для этого. Мы формируем свою стаю. У побывавших на войне свой, другой взгляд на жизнь, другие краски, ценности. Когда я попал в министерство, кого увидел — милиционеров-оборотней.

— И они до сих пор там остались?

— Чтобы поменять систему, ее нужно десять раз закопать, новых выкопать, еще раз закопать и снова вырыть. Но общество требует результата за один день: дайте сегодня, сейчас! А мы за 23 года прогнили до костей. Милиция — это не марсиане, это зеркальное отражение общества, его морали. Поэтому я не строю иллюзий насчет перемен, которые наступят завтра, но я хочу подготовить платформу для своих детей.

— Вы сказали о мотивированной команде. Но соблазн-то велик! Где гарантия, что ваши люди не станут заниматься тем же, что их предшественники?

— Честно скажу: каждый день сам думаю о том, чтобы не сломаться, не продаться. Человек состоит из соблазнов. Я не даю гарантий. На сегодняшний день в департаменте работают 457 человек — это на всю страну. А когда я пришел, было 1200 сотрудников. Мы намеренно сократили штат. Станем работать с каждым в отдельности. Мне нужны бультерьеры. Мотиваций будет достаточно, чтобы перекусывать горло.

— Перекусывать горло придется не болонкам. Взять ту же СБУ. Известно, что они крышуют элитные наркотики — кокаин, героин, качественный опий. А милиция — «дурь» попроще. До стрельбы доходило, когда возникал конфликт интересов.

— И он будет возникать, сейчас уже есть. В СБУ, а я хорошо контактирую с руководством службы, тоже идут чистки, переформатирование. Но ситуация пока на том же уровне. Много наркотрафиков заходят через Ильичевский порт, к которому работники МВД не имеют доступа. И это только одна из кормушек. Когда я приезжаю работать по аптекам, невесть откуда появляются гонцы, которые рассказывают, куда можно заходить, а куда нет. Но нужно просто брать и начинать делать работу. Я сел в это кресло не затем, чтобы досидеть до пенсии. Страх у меня только перед Богом.

«ОНИ НА ДЕСЯТЬ ШАГОВ ОТ НАС ВПЕРЕД»

Почти во всех ночных клубах молодежь может купить наркотики. Фото: Илья Кива в facebook.com

— Многие ставят вам в упрек, что слишком быстро поднялись до подполковника. Люди годами ждут этого звания.

— Сидят годами и, ничего не делая, получают звания. А я стал подполковником за то количество оборон, которые построил, за людей, которых без потерь вывел из окружения под Углегорском, за эвакуированных 1,5 тысячи гражданских из Дебальцево.

— Недавно вы писали в Фейсбуке, что закрыли сайт, через который распространяли наркотики. Но их десяток осталось. Адреса пишут на домах, в подземных переходах. Интернет непобедим, но что-то же надо делать.

— Это очень трудно. Однозначно они на десять шагов от нас вперед. Самое ужасное, что сталкиваемся мы с детьми, которые уже в теме. Сейчас вместе с департаментом по киберпреступности расписываем программу, делаем первые шаги, но законодательство сильно хромает. Скажу вам страшную вещь: все наркотики, которые находятся в легком доступе — амфетамин, экстази и другие, — производятся из прекурсоров, которые можно купить в аптеках. Плюс интернет, где работает китайская программа — соли, курительные смеси, порошки. Все это очень быстро обновляется, дополняется. Многое из того, что мы находим, не можем даже привязать к наркотику — вещества нет в базе данных. Сегодня 16-летний подросток, сидя дома за компьютером, может организовать группу, которая будет не просто принимать посылки из того же Китая, но и налаживать распространение.

— Так просто?

— Да, и на этом нужно концентрироваться, а не искать опиумных наркоманов, которые через пару лет станут музейными экспонатами. Но весь наш разговор не будет иметь смысла, если не начнем с самого простого — учить детей жить чисто и правильно. Наш департамент — это скальпель, которым можно вырезать опухоль. Но вылечить организм нельзя. Для этого нужна общегосударственная программа на уровне президента, Минобразования, Мин­здрава. Ролики по телевизору нужно крутить не о прокладках, а о том, как наркотики убивают, общаться с детьми в семьях, в школах находить убедительные слова.

— Как вы относитесь к идее легализовать легкие наркотики?

— Зачем? У нас они легализованы как нигде. Кто хочет — тот употребляет, статьи за это нет. Это популистские заявления. Нет смысла оглядываться на того, кто упал. Он уже мертв, хоть и дышит. Нужно думать о тех, кто только родился, сделал первые шаги, пошел в детский садик. Как их уберечь, обязаны думать в каждом городе, в каждой области Украины.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям