Обыск СБУ 

Со дня расстрела в Киеве экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова прошло почти две недели. За это время выдвинули массу версий, связанную с убийством. Прошлись по биографии обвиняемого в убийстве Павла Паршова, а также его возможного подельника Ярослава Левенца. Сам он из Желтых Вод (Днепропетровская область), там же живет и его семья — супруга Анна с двумя детьми. 

На вопросы, где сейчас ее муж Ярослав, Анна разводит руками: 

— С Ярославом я последний раз говорила 23-го числа (в день убийства Вороненкова. — Авт.), около 11 утра. В Киев муж поехал по трем причинам. Первая: ему нужно было явиться в прокуратуру, его туда вызывали вроде как по старому делу. Вторая: он собирался публично выступить в связи с подписанием (радикальными силами. — Авт.) Национального манифеста и провести флешмоб в его поддержку. Третья: хотел ложиться в санаторий на послевоенную реабилитацию.

Видимо, то же самое Анна рассказала и сотрудникам СБУ, которые в конце прошлой недели прибыли в Желтые Воды с обыском квартиры Левенца.

— Не помню уже, какой это был день недели, когда приехали с обыском. Я сидела в кафе с местной журналисткой, когда ко мне подошли три сотрудника СБУ. Запретили кому-либо звонить, забрали на время телефон. Мы проследовали за ними в наш двор, а там уже ждали четыре автобуса с вооруженными бойцами «Альфы», — рассказывает Анна.

По ее словам, cпец­группа поднималась в жилье, словно выполняла операцию захвата — прикрывалась щитами, с «мигающими ослепляющими» приборами. Возможно, полагали — Ярослав скрывается в квартире. Кстати, обыск провели и у соседей. 

Следил за политикой

Муж, по ее словам, даже имя Дениса Вороненкова никогда не упоминал.

— За политикой Ярослав следил исключительно в ракурсе военных новостей. Ведь он постоянно ездил на фронт, интересовался, что там происходит. Были ли у него связи с кем-то из политиков-комбатов — не знаю. Но то, что Семен Семенченко хотел брать мужа на поруки — это правда, — уверяет Анна.

После службы на Донбассе Ярослав официально не работал.  

— Его хлеб — это тренировки, которые он проводил. Военно-патриотичные вышколы, семинары, — рассказывает девушка. 

Что касается старых уголовных дел, за которые Левенца могли вызывать в прокуратуру, Анна не распространяется. Говорит лишь, что следствие тянется около пяти лет, и никаких доказательств вины мужа в суде не было представлено. 

Именно похожие статьи Уголовного кодекса и военное прошлое и связывает Ярослава Левенца с Павлом Паршовым, стрелявшим в Дениса Вороненкова. Как, впрочем, и общее вероисповедание. Они — радноверы. 

— Верим мы в славянских богов, в ведический мир и ведическую цивилизацию. Таким образом, я верю и в Кришну. Потому что Кришна — это наш славянский Бог Крышень. Понимаете, религий много, а Бог один. И у него много имен. И каждый выбирает себе ту религию, которая ему ближе и в которой он больше ощущает счастья. 

Однако, несмотря на много общего между Левенцом и Паршовым, Анна уверяет — друзьями они не были.

— Он вообще мне о нем не рассказывал. Они могли быть знакомы, так как Павел служил в той же части, что и Ярослав. Но его многие знают, — рассказывает девушка. 

Комментарии запрещены.

Навигация по записям